23.12.2016

Михаил Мень – о жилье, лифтах, долевом строительстве и вечерних маршах для СРО

Открывая пресс-конференцию, М. Мень сообщил, что 2016 год, хотя и не повторит рекорды предыдущих лет по строительству жилья, все-таки станет довольно успешным на этом направлении: Минстрой России ожидает, что будет введено от 78 до 80 млн кв.метров жилых площадей. Падение на 6% показывает только индивидуальное жилищное строительство. Активно росла и ипотека жилья -  в 2016 году на 1 декабря уже выдано ипотечных кредитов на 1,3 трлн рублей. Средняя ставка по ипотеке составляет около 12,7%, а на первичном рынке жилья – 11%. При таких ставках дальнейшее субсидирование ее со стороны правительства теряет всякий смысл.

Минстрой в 2016 году отвечал за два приоритетных проекта, один из них – «Ипотека и арендное жилье». В рамках этого проекта выделено 2о млрд рублей на 66 проектов в 33 регионах России  - средства пойдут на строительство социальной инфраструктуры, внутриквартальных дорог и инженерных сетей. Главная цель – снизить стоимость жилья для конечного потребителя. По мнению Минстроя, этих 20 млрд хватит на то, чтобы повлиять на стоимость строительства 6,4 млн кв.м. жилья.

Успешно выполняется программа переселения граждан из аварийного жилья – 2,6 млн кв.м. расселят в этом году, останется еще 3 млн. Напомним, что программа расселения аварийного жилья заканчивается в 2017 году, и будет ли пролонгирована, пока неизвестно, хотя Михаил Мень выразил уверенность, что аварийное жилье и дальше будут расселять. При этом на уровне непроверенных слухов обсуждаются инициативы о том, что новое жиле при расселении собственникам старого будут передавать не в собственность, как сейчас, а в аренду. Но до конкретного текста документов эти инициативы пока не дошли.

Нарастает программа капитального ремонта домов, в 2017 году должно быть отремонтировано более 40 тысяч многоквартирных зданий. И административные барьеры также снижаются – в планах сокращение еще 17 разрешительных процедур, при этом срок выдачи разрешений сокращен с 10 до 7 рабочих дней.

Что касается арендного жилья, на 1 ноября 2016 года введено более 1 млн кв.м, но это только начало работы. Сегодня в 63 регионах России есть программы по развитию рынка арендного жилья. Задача -  выйти к 2020 году на 2,5 млн кв.м. арендного жилья. И самое главное, что сейчас совместно с АИЖК Минстрой работает над пилотными проектами в этом направлении. Задача этих пилотных проектов – создать такой новый финансовый продукт через ПИФы, чтобы у людей появилась возможность инвестировать в пакеты арендного жилья и чтобы это было интересней, чем размещение средств на депозите.

В области технического регулирования также достигнуты большие успехи – разработаны 104 свода правил, 100 СП утверждены, 4 еще находятся на экспертизе в Федеральном центре нормирования.  Вступили в силу 15 СП, которые смогли минимизировать спецтехусловия. Активная работа ведется по ценообразованию, Минстрой занимается созданием базы  мониторинга всех ресурсов, которые участвуют в строительном процессе.

Далее журналисты задали Михаилу Меню интересующие их вопросы и получили весьма интересные ответы.

РЕН ТВ: - Михаил Александрович, насколько часто бытовые аварии – крушение лифта или взрыв газа – происходят по вине ответственных лиц – застройщика или управляющей компании? И как часто застройщики закупают некачественные лифты? - М.М.: В свое время был небольшой перегиб в снижении административных барьеров, когда были определенные послабления в части лифтового оборудования. Большая часть ответа на этот вопрос лежит в сфере деятельности Ростехнадзора, а в части Минстроя все программы замены лифтов запланированы в рамках капитального ремонта домов. В 2016 году было поменяно на 30% лифтов больше, чем в 2015 году именно за счет программы капитального ремонта -  было заменено 12266 лифтов. А рост в 2017 году составит еще около 35%.

- Хотелось бы уточнить именно по новым домам: как часто застройщики экономят по своей халатности или жадности? - М.М.: Лифт – это сложная технологическая конструкция, и наши  заводы - это Щербинский, Серпуховской, Карачаровский - сегодня производят лифты, и достаточно приличные. Может быть, они выглядят не столь импозантно, как ОТИС, но с технической точки зрения они очень неплохие. С другой стороны, и мы занимаемся этим с Ростехнадзором, существует ситуация, когда, к сожалению, отдельно разыгрывается на тендере поставка лифтов и отдельно их монтаж. На наш взгляд, это не совсем правильно. Нам кажется, что компетенция заводов-производителей должна быть и на установку лифтов. Тогда будет несколько иной подход, потому что когда приезжают в регион обычные заводские лифты, а на другом конкурсе нанимаются монтажники для установки этих лифтов без соответствующей квалификации, здесь и кроются ошибки.

РАМБЛЕР: - На днях Дмитрий Козак заявил, что правительство рассчитывает на продление субсидирования ставки по ипотеке. В какой форме будет продлена программа? - М.М.: Пока такого решения нет. Сегодня ставки по ипотеке приблизились к докризисному уровню в 12%, и продлевать в том виде программу, в котором она есть, не имеет никакого смысла. Она была актуальна, когда ключевая процентная ставка ЦБ была 17%. Сегодня в правительстве не видят в этом острой необходимости. Но мы договорились о том, что в случае возникновения какой-то турбулентности в экономике и возможного  подъема ключевой ставки мы будем готовы немедленно отреагировать и быстро включить тот же механизм для субсидирования процентной ставки. Другое дело, что есть региональные программы, которые продолжают действовать, и мы с нашими коллегами из субъектов федерации ведем переговоры, чтобы эти программы продолжали функционировать. По прогнозам АИЖК, который близок к объективному, к концу следующего года, опираясь на рыночные механизмы и те механизмы которые мы запустили – поддержка инфраструктуры, электронная закладная, ценная бумага, которую делает АИЖК, обеспеченная их рейтингом, - ставка ипотеки на конец года может выйти на 10%.

ИНТЕРФАКС: - Замминистра строительства Никита Стасишин заявил, что компенсационный фонд долевого строительства может заработать позднее 1 января 2017 года. С чем это связано? - М.М.: Фонд уже создан, до конца года решим вопрос по назначению директора этого фонда, решение будет принято наблюдательным советом АИЖК. Директор начнет заниматься организацией контакт-центра, подготовкой акта по передаче учредительства Минстрою, поступающими платежами и так далее. Кроме того, мы договорились с депутатами ГосДумы, что сразу после нового года они рассмотрят законопроект, который предусматривает внесение изменений в четыре закона, чтобы фонд заработал в полной мере. Мы надеемся, что депутаты достаточно быстро примут этот закон, в конце января – середине февраля.

- А как будут работать застройщики с 1 января? Куда они будут вносить свой взнос? - В январе, как правило, договоров заключается немного, поэтому в январе можно будет заключать договоры по старому закону.  Концептуально с новым законом ничего не изменится, но некоторые детали нужно отшлифовать с новым парламентом. Я думаю, что до конца января все будет в порядке. При этом с 1 января заработают и другие механизмы защиты дольщиков, которые прописаны в законе. Градация застройщиков по уставному капиталу в соответствии с  проектными  декларациями в зависимости от объема строительства, требования к официальному сайту – все это заработает с 1 января.

Телеканал 360: - В чем будет разница между компенсационным фондом и страхованием дольщиков? Насколько вырастет защита, и могут ли дольщики быть уверены в том, что этот фонд в случае необходимости достроит им жилье? - М.М.: Главный ответ на ваш вопрос: а кто-нибудь когда-нибудь сталкивался с тем, чтобы какая-то страховая компания выплатила что-то дольщикам в случае банкротства застройщика? Мы проводили опрос и выяснили, что такого не было ни разу за все время существования 214 федерального закона. Ни одна страховая компания не ответила за то, что она страховала. Показательно, что сегодня при санации и достройке объектов СУ-155 мы проводим совещания, в которых принимают участие все, кроме страховых компаний, которые страховали эти договоры долевого участия.

- Как рассчитали ставку в 1% и хватит ли этих денег для защиты всех дольщиков? - М.М.: Полностью просчитать это невозможно. 1% появился от сегодняшних средних тарифов страхования. Ранее, до того, как ЦБ принял меры по повышению требований к страховым компаниям, тариф был 0,2-0,3% - это заведомый тариф на невозврат. А что касается последнего полугодия, когда осталось 20 страховых компаний, тогда тариф был примерно 1%.

Кроме того, сейчас идет дискуссия о том, что необходимо дифференцирование тарифов взноса в компенсационный фонд. Наверно это справедливо, потому что компания с репутацией и компания, которая только пришла на рынок, имеют разный уровень доверия. И ставку дифференцировать абсолютно необходимо. Мне губернатор Московской области Андрей Воробьев рассказывал о том, что в Подмосковье больше 560 компаний занимаются долевым строительством. Такое количество компаний региональные власти не могут отследить физически и понять их финансовое состояние. Поэтому изменения, в том числе, и по требованиям к уставному капиталу, крайне важны, чтобы люди, имея уставной капитал в 10 тысяч рублей, не начинали работать по 214-ФЗ и собирать деньги с граждан.

Так что дифференцировать взнос в компенсационный фонд нужно, но со временем, потому что я не представляю, как сегодня чиновники смогут определить, какая компания и сколько будет платить. Необходимо создать фонд, а дальше он будет работать с рейтингами строительных компаний, с надежностью, устойчивостью, и после этого можно будет дифференцировать ставку взноса.

Агентство новостей «Строительный бизнес»: - Михаил Александрович, летом этого года Минстрой и правительство России инициировали реформу саморегулирования в строительной отрасли. Сейчас уже можно подводить итоги первого этапа – обеления компенсационных фондов СРО. Там должно было быть, например, у строителей, 100 миллиардов рублей, но показано чуть более 40 миллиардов. Ваша оценка ситуации и прогноз на функционирование системы аморегулирования в целом?

- М.М.: Очень сложный и тяжелый вопрос. Меня одно время начинали называть гонителем саморегулирования, но это совсем не так. Мне очень близки принципы саморегулирования. У меня спрашивают: почему не состоялось саморегулирование в стройке так, как планировали? На мой взгляд, все-таки, у нас пока еще низка цена репутации, и это самая главная проблема. В странах, где рыночные отношения существуют столетиями, цена репутации – это, пожалуй, самый главный капитал. В связи с этим у нас саморегулирование в полной мере не состоялось. Да, мы увидели, что при раскрытии компфондов средств оказалось меньше, но, честно говоря, мы и прогнозировали, что так оно и будет.

Сегодня мы надеемся, что изменения какой-то эффект дадут. Мы очень плотно работаем с Андреем Молачновым, с Нацобъединением строителей, которое объединяет строительные СРО. У него хорошая профессиональная команда, мы сотрудничаем, и я думаю, это даст определенный эффект.

Сегодня мы освобождаем от саморегулирования и взносов в компенсационные фонды малый бизнес. Теперь членом саморегулируемой организации должен быть только генподрядчик, неважно, государственный или муниципальный. Также вводится территориальный принцип СРО. Знаете, когда я был вице-губернатором Московской области, и создавалась система саморегулирования, я был уверен, что будет территориальный принцип формирования СРО. Но уже в ходе изменений законопроекта этот принцип ушел, и из-за этого во многом потерялась вся конструкция. Когда на территорию регионов приходят компании с допусками из других регионов, а потом исчезают, как с ними работать, где искать?

Я думаю, что нам нужно вместе с президентом НОСТРОя Андреем Молчановым и президентом НОПРИЗа Михаилом Посохиным собрать пресс-конференцию и рассказать, как идет реформа саморегулирования в строительной отрасли.

- Одно время обсуждалось, что компфонды СРО могут направить на выкуп облигаций АИЖК или жилищное строительство. Какие здесь приняты решения? - М.М.: Пока в правительстве взяли паузу. Такой вопрос рассматривался, но теперь все изменилось. У СРО теперь будет сформировано два компфонда: один, как и раньше, для возмещения ущерба третьим лицам, из которого за все время существования СРО было выплачено 70 миллионов третьим лицам. А основной фонд – это фонд компенсации за невыполненные договорные обязательства, и это может серьезно изменить ситуацию.

Знаете, когда меня обвиняют в гонениях на саморегулирование, я как человек, служивший в армии, вспоминаю принцип: один провинился, а вечером маршируют все. Вот принцип саморегулирования. А у нас все провинились и никто не марширует.